Двенадцать ленивых слуг

Двенадцать слуг, которые весь день ничего не делали, не захотели и вечером утруждать себя, залегли в траву и давай своей леностью хвастаться.

Первый сказал: "Что мне за дело до вашей лени; мне и со своей не справиться. Забота о чреве - главная моя забота: ем я немало да, пожалуй, и пью не меньше. Четыре раза покушав, я опять пережду маленько, пока меня снова голод проберет, так-то мне лучше! Раннее вставанье - не мое дело; а когда время подходит к полудню, я опять ищу себе местечко, где бы уснуть. Коли господин меня кличет, я делаю вид, будто не слышу; кликнет в другой раз - так я еще повременю, поднимусь, да и потянусь не спеша. Вот так-то, пожалуй, еще можно жить на свете".

Трое лентяев

У одного короля было трое сыновей, и все трое были ему одинаково милы, так что он даже не знал, кому из них после смерти свое королевство завещать. Когда пришло время умирать, призвал он их всех к своей постели и сказал: "Милые дети! Я кое-что обдумал, а что обдумал, то и вам открою: тот, кто из вас ленивее окажется, тот и должен после меня королевством править".

Тогда старший сказал: "Ну так, значит, батюшка, королевство должно мне принадлежать: ведь я так-то ленив, что когда лягу в постель и спать задумаю, так мне лень глаза закрыть".

Петушье бревно

Однажды некий чародей среди большой толпы народа проделывал всякие свои диковинные штуки и фокусы. Между прочим, заставлял он и петуха поднимать тяжелое бревно и носить как перышко.

На ту беду в толпе случилась девушка, которой удалось накануне найти лист трилистника с четырьмя лепестками (а кто им запасется, тому уж глаза не отведешь!), и потому она увидела ", что петух носит не бревно, а соломинку. Она и крикнула: "Люди добрые, да разве же вы не видите, что петух-то поднимает соломинку, а не бревно?"

Старая нищенка

Старух нищих, чай, видывал? И как они милостыню просят, слыхивал? Вот одна из них тоже милостыню выпрашивала, и когда кто ей подавал, она приговаривала: "Награди тебя Господь".

Подошла она к одной двери и видит: там стоит малый у печи и греется. Видит он, что стоит она у дверей и дрожит, и сказал ей ласково так: "Взойди, тетка, погрейся".

Та вошла да слишком близко к огню сунулась, так что старые лохмотья ее гореть стали, а она того и не заметила.

Малый стоит да смотрит на это: ему потушить бы.

Сказка о небывалой стране

Пришел я однажды в ту желанную сторонушку, да и рот разинул: вижу - у дерева на ветке, на тонкой шелковинке висит каменный дом да каменный собор. Думаю: "Вот так диковинка!"

А мимо меня бежит безногий человек, да так шибко, что за ним и рысаку не угнаться...

Только хотел было я подивиться, вижу - человек отточил меч и пробует: мост одним махом перерубает!

А вот осел бежит, нос у него серебряный, а сам он гонится по горячему следу за двумя зайцами разом; добежал до липы развесистой, видит, что на ней горячие оладьи растут, и давай их уплетать...

Заново выкованный человечек

Давно это было, очень давно. Зашли однажды вечером к кузнецу двое странников, и кузнец их радушно принял к себе на ночлег. Как раз в это время нищий, старый и хилый, пришел в дом кузнеца и стал просить у него милостыни.

Один из странников над ним сжалился и сказал другому: "Ты все можешь, так вот облегчи этому бедному его долю, дай ему возможность свой насущный хлеб зарабатывать".

Другой странник очень добродушно обратился к кузнецу и говорит: "Дай мне твои щипцы да подложи углей в горн, чтобы я мог этого старого и хилого человека помолодить".

Репа

Жили два брата, и оба были солдаты, но один из них был богат, а другой беден. Вот и задумал бедный от своей бедности отделаться, бросил службу и пошел в землепашцы. Вспахал, взборонил свое поле и засеял его семенем репы. Семя взошло, и выросла на поле между другими одна репина пребольшая, прекрепкая и претолстая, и все еще росла... Ну, право, ее можно было бы назвать царицей над всеми репами, потому что такой другой еще никогда не бывало, да вряд ли и будет.

Под конец она уже так разрослась, что одна могла собою заполнить целую повозку, и ту два вола еле тащили, и поселянин сам не знал, что ему с тою репою делать, и на счастье ли ему или на несчастье она такою уродилась.

Неблагодарный сын

Однажды сидели хозяин с хозяйкой перед своим домиком, и стояла перед ними на столе жареная курица, за которую они собирались приняться. Вдруг увидел хозяин, что идет к ним старик-отец его; он тотчас курицу припрятал, чтобы тому нисколько не уделить.

Старик подошел, выпил стаканчик и отправился далее.

Вот сын-то и собрался вновь поставить жареную курицу на стол, но когда за нее взялся, то увидел, что она обратилась в большую жабу, которая прыгнула ему на лицо и с него не сходила.

А когда кто-нибудь хотел ее согнать, то она, бывало, так злобно взглянет, словно в лицо тоже вцепиться хочет: так никто и не решался к ней притронуться.

Ослик

Некогда жили на свете король с королевой. Были они и богаты, и всего у них было вдоволь; одного только - детей - у них не было.

Королева, которая еще была молода, об этом день и ночь сокрушалась и говорила: "Я точно поле, на котором ничего не растет!"

Наконец, Бог исполнил их желание; но когда ребенок родился на свет, то на вид оказался не как все люди, а больше похож на осленка. Когда увидела это мать, так и стала вопить и жаловаться, что уж лучше бы ей вовсе детей не иметь, чем осленка родить.

В пути

У одной бедной женщины был единственный сын, и очень уж тому сыну хотелось по белу свету постранствовать. Мать и сказала ему: "Ну, куда тебе еще странствовать! Денег у нас и так нет, что ж ты с собой возьмешь?"

Сын отвечал ей: "Да уж я как-нибудь обойдусь, все буду говорить себе: поменьше бы, поменьше бы..."

Вот и шел он сколько-то времени и постоянно говорил себе: "Поменьше бы, поменьше бы".

Пришел он к рыбакам и видит - собираются рыбу ловить; а он им: "Бог вам в помощь! Поменьше бы, поменьше бы!" - "Что ты, парень, говоришь там: поменьше бы, поменьше бы?"

Страница 15 из 19:
19 18 17 16 15 14 13 12 11 10 9 8 7 ... 1

Братья Гримм

Публикации
Раздел Братья Гримм
Content Мир ребёнка: Блог (дневники): Ребенок:
Сказки:
Значение имени:
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Э Ю Я